goldenhead (goldenhead) wrote,
goldenhead
goldenhead

Categories:

Рассказ под елочку

Шашки и шахматы
Примечание: го нередко называют японскими шашками, а сёги - японскими шахматами, хотя сходство весьма относительное.

В клане Санада играют в го. Многие умеют, но настоящий мастер – один, это глава клана Санада Масаюки. Он научился играть в детстве, у отца, но быстро превзошел своего учителя. Сыновей он тоже научил. Но у себя, в замке Уэда, он, как только выпадает возможность , играет с главой своих синоби. Это наилучший партнер для избранного Масаюки стиля, и игра с ними помогает создавать правильные стратегии. Санада – небольшой клан, чтобы выжить и победить, нельзя уповать на силу, но опираться следует на ловкость и хитрость. Лучших синоби нет ни у одного даймё, и Масаюки не встречал игроков лучше себя.
Он также нередко играет сам собой, составляет и решает задачи. Это та же полезно. Масаюки азартен, он знает за собой это, и го помогает ему понять, как во время войны перехитрить противника, загнать его в угол, взять над ним верх. И кто знает ? – возможно, водрузить знамя над столицей.
Он выигрывает кампанию, но его сторона, проигрывают войну, и семья Санада оказывается в ссылке. Что ж, одна партия проиграна – да и проиграл-то не он! – но все еще можно изменить.
Теперь он все больше играет сам с собой, придумывая задачи. Карта Осакского замка и его окрестностей превращается в доску для го. Он должен, должен придумать неоспоримо выигрышную стратегию! Болезнь и смерть оказываются досадной помехой, и умирая, от требует, умоляет сына : «Доиграй за меня эту игру»!
Санада Юкимура не азартен и не властолюбив, хотя способен на то же, что и отец, и многое другое. Но он всегда держит слово и доводит дело до конца. Если бы не данное обещание, он, возможно, так до конца жизни просидел в ссылке – копался в огороде, воспитывал детей и учился писать стихи. Даже если стихи не пишутся. Он знает, что у него нет таланта по этой части, но раз он решил научиться, то научится.
Но он дал слово, и должен доиграть. Обязан.
Теперь, если есть возможность, он сидит на стене укрепления, которое выдвинулось далеко от Осакского замка, и словно кость в горле Токугавы, и играет в го с главой своих синоби.
Он доиграет эту игру. Любой ценой. И неважно, камешки какого цвета покатятся в финале с доски.

В клане Датэ играют в сёги. Многие играют - дети и взрослые, мужчины и женщины, вассалы и, разумеется, князь. Он научился играть не у отца. Еще ребенком наследника дома Датэ отправили учиться в храм. А вместе с ней отправили детей вассалов, годами постарше.
Вот у одного из них, Онинивы Цунамото, он и инаучился играть. Наставник одобрял эту игру, говорил, что она способствует медитации и постижению дзен.
Прошло много лет. Онинива Цунамото теперь главный вассал клана, и возможно, лучший мастер сёги в Присолнечной. Он не боялся даже выигрывать у покойного великого регента. Кого другого тайко казнил бы, но проиграть Ониниве было не позорно.
А вот князь мастером не стал. Может быть, потому, что у него слишком много увлечений, и всем им он предается со страстью. Он составляет ароматы, вызывающе одевается, тратит огромные суммы на театральные постановки, любит готовить и придумывать новые блюда. А стихи складывает – как дышит.
Он забыл про медитацию и вряд ли постигнет дзен. А сёги… нет, он не мастер. Он хороший игрок. Своих старших детей он научил играть едва ли сразу, как они вышли из младенчества. А те уж научат младших. В других семьях спросили бы - зачем он учит «игре генералов» дочь? Здесь не спросят. Ироха играла с братьями сызмальства. Генералом ей не быть, но кто знает, когда и как это пригодится.
Как это пригодилось ему.
В юности он был настолько вспыльчив, что его считали безумным. Сёги научили его сдерживаться. И просчитывать ходы. Как это необходимо каждому, кого под рукой хорошо обученная и хорошо экипированная армия.
Теперь он умеет ждать. И выбирать нужное время.
Он медлит . Но когда Осакский замок падет – а он падет, его люди войдут туда первыми.
Там, в тумане, укрепление, а нем – единственно достойный противник в этой партии. Хотя он наверняка считает, что играет в другую игру.
Датэ Масамунэ хотел бы, чтоб тот покинул поле, отложил доску, перенес партию.
Он предоставит противнику такую возможность. А воспользуется ли тот ей – другое дело.
Он выиграет это партию. Не любой ценой. Не стоит она того. Он просто ее выиграет.
Tags: рассказы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments