goldenhead (goldenhead) wrote,
goldenhead
goldenhead

Нижегородская сивилла

В последнее время вижу все больше публикаций о женщинах- философах. Но не об Анне Шмидт( 1851 – 1905) Раз такое дело, публикую отрывок из своей книги «Нижний Новгород: тайны,легенды , истории», вышедшей в прошлом году.

…Но, пожалуй , самым странным человеком и единственной женщиной в этом мужском сообществе( нижегородских литераторов – авт.) была Анна Николаевна Шмидт ( или Шмит, ее фамилию писали по разному). Она заслуживает отдельного рассказа.
Анна была нижегородкой, первоначально преподавала французский язык в местной гимназии. Ее отец, чиновник из обедневшего немецкого дворянства, был уличен в растрате, разжалован и выслан в Астрахань, куда за ним последовали Анна с матерью.
После смерти отца Анна вернулась в Нижний. Нужно было зарабатывать на жизнь и содержать больную мать. Она ,однако, не вернулась к преподаванию, и не стала искать места компаньонки или гувернантки, что считалось единственными подобающими профессиями для женщин ее происхождения. Сначала она зарабатывала переводами, затем стала репортером в нескольких местных изданиях, главным образом в «Нижегородском листке». Для женщины это занятие было редким , а в провинции вообще исключительным. У нее был настоящий репортерский дар, в поисках материала для статей, она проникала везде, освещала работу местной думы, и вела театральную хронику.
И все же мы не стали бы уделять ей столько места в повествовании, будь Анна Шмидт только одаренной репортершей.
Анна Шмидт была философом- мистиком, единственной подобной женщиной в истории русской философии.
Западная культура подобных женщин знает – образованных настоятельниц католических средневековых монастырей, которые претворяли свои мистические озарения в философские трактаты. Порой они считались еретичками, порой причислялись к лику святых. Анна Шмидт была бы среди них вполне уместна, не зря же ее предки были немцами и католиками. Но судьба определила ей в удел русскую провинцию и участь газетчицы .
Главные свои труды, основанные на видениях, которые Анна считала ниспосланными свыше, она написала в 1885-1886 г. Они посвящены грядущим судьбам церкви и человечества в целом.
Издать их она не пыталась. Анна была безусловно, глубоко религиозной женщиной, но ее рассуждения о природе церкви с точки зрения ортодоксальных учений, являются ересью, и цензура бы их не пропустила.
Хотя много позже, читая о том, что современная ей эпоха «белого коня», вскоре сменится эпохой «рыжего коня» ( революции), а затем мир захватит еще более страшный «черный конь» ( нацизм?), который захватить власть под предлогом борьбы с «рыжим конем», исследователи задаются вопросом - не была ли Анна и впрямь наделена пророческим даром?
Не публикуя своих сочинений, она все же пыталась донести свои идеи до окружающих. Круг общения у нее был большой и разнообразный. Но среди писателей и поэтов она не находила понимания. Еще бы! Женщина рассуждает о философии? О, это допустимо - если женщина, красива, эффектна и влиятельна, как например, законодательница литературных мод Зинаида Гиппиус. Но эта провинциалка? Немолодая, некрасивая, которая ходит чуть не в отрепьях и за каждую копейку торгуется с извозчиком? В лучшем случае ее считали городской сумасшедшей, но в основном высмеивали. Единственный человек, у которого тогда нашлось добрые слово об Анне Шмидт и который считал ее идеи близкими себе – Александр Блок, хотя Анна отнюдь не была прекрасной дамой. Андрей Белый издевательски называл ее «старой карлицей». Метнер и вовсе заклеймил ее «нижегородским антихристом в юбке».Но особо отличился по это части великий пролетарский писатель. При знакомстве с Горький Анна постаралась донести до него свои идеи, но, заметив, что они ему не близки, закрылась от него, почти прекратила общение. Горький, переживавший в тот период восхождение к славе и привыкший ко всеобщему восхищению, обиделся, и много лет спустя, уже после смерти Анны, написал о ней ядовитый мемуар.
Ничего не простил он «Шмитихе» - и неприглядную внешность, и репортерские привычки, и особо высмеял круг почитателей Анны, считавшей ее пророчицей и состоявший из простонародья. Но даже и он был вынужден признать силу ее личности.
«Предо мною сидел незнакомый мне человек... голос его звучал учительно и властно, синие зрачки глаз расширились и сияли так же ново для меня, как новы были многие слова и мысли. Постепенно все будничное и смешное в этом человеке исчезло, стало невидимо, и я хорошо помню радостное и гордое удивление, с которым наблюдал, как из-под внешней серенькой оболочки возникают, выбиваются огни мышления о зле жизни, о противоречии плоти и духа, как уверенно и твердо звучат древние слова искателей совершенной мудрости, непоколебимой истины».
()
В 1905 г. умерла Анна Шмидт. Просто надорвалась от усталости. Рассказывали, что в гробу ее лицо было мирным и красивым, каким не было при жизни. Она обрела покой.
Сочинения Анны Шмидт, в том числе ее главнй труд – «Третий завет» , были опубликованы в 1916 г, когда предсказания «Нижегородской сивиллы» уже начали сбываться. Издание было осуществлено усилиями выдающихся русских философов – Павла Флоренского и Сергия Булгакова, которые одно время были горячими сторонниками учения Шмидт.
О. Сергий Бугаков писал : «грандиозное явление мистической литературы – «рукописи» А.Н. Шмидт, в которых дан, может быть, ключ к новейшим событиям мировой истории».
Другой замечательный философ , Николай Бердяев, предрекал, что «Третий завет» станет классикой мировой философии. Но слова Бердяева не сбылись. В следующем году грянула революция , и мистические озарения стали неактуальны.
В 20-х годах в Нижнем еще сохранялся круг последователей Анны, почитавшей ее как святую и даже пытавшихся воскрешать мертвых ее именем. Но этот круг был обречен… Теперь только специалисты по истории философии обращаются к сочинениям Анны Шмидт.
Больше десяти лет – последних в его жизни – Горький работал над огромным романом, которым считал своим главным трудом – «Жизнь Клима Самгина». Часть действия происходит в провинциальном городе с говорящим названием Русьгород. Наиболее ярким персонажем русьгородских эпизодов, да , пожалуй, и всего романа является Марина Зотова, богатая купчиха, красавица, вдова, прекрасно знакомая с философскими учениями, хлыстовская «богородица», проводящая «радения» в своем доме. Горький никогда не скрывал, что прототипом Марины Зотовой была Юлия Болотова ( купчиха, предположительно, местная хлыстовская "богородица" авт.), собственно в черновой версии романа героиня и носит фамилию Болотова. Марина Зотова, по сюжету романа, как и в реальности, убита в квартире при своем магазине, как и в реальной истории, убийство остается нераскрытым. Горький даже не выдвигает никаких версий, хотя пишет не документальное, а художественное произведение.
Марина Зотова в романе свободно рассуждает о философах поздней античности и раннего христианства, средневековых немецких мистиках – тех авторах , о которых вряд ли имела понятие Юлия Болотова. Зато понятиями в это сфере обладала другая женщина с которой Горький общался в Нижнем – Анна Шмидт.
И может быть правы те исследователи, которые считают, что у горьковской героини было два прототипа – купчиха-сектантка, и странная газетчица, обладавшая мистическим даром?



Добавлю: «Третий завет», феминистская трактовка христианского учения, есть в сети.
Анна Шмидт – прототип героини моего романа «Итиль-город», который , увы, издателя пока не нашел, несмотря на Приволжскую премию по литературе.

Subscribe

  • Это наша родина...

    Три недели лежит снег, грянули морозы. Во многих домах нашего города, в том числе и в моем, отключили отопление. Ремонт труб и замена арматуры.…

  • еще краеведческого

    Кринолиновый инцидент, или кое-что из истории дресс-кода В 60-80 гг. позапрошлого века в Нижний, кроме губернатора как такового, назначали еще…

  • отсмотрено

    "Рычащий тигр, ревущий дракон" ( Китай , 2017 г.) С одной стороны, лучшее из китайского, что я видела в этом году. С другой - вполне понимаю тех,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments