goldenhead (goldenhead) wrote,
goldenhead
goldenhead

Category:

Хлебная слеза, постные сливки и волжский квасок

Перечитываю я сейчас эпопею П. Мельникова-Печерского. Кто хоть раз в его романы заглядывал, тот помнит, что там много, подробно и смачно едят. А вот сейчас я обратила внимание, что там написано об алкогольных напитках – им в романах тоже изрядное место отведено.Хотя , что Мельников-Печерский писал в основном о старообрядцах, а они в обывательском представлении – люди непьющие и некурящие.
Но автор тему знал лучше. Старообрядцы, если ему верить, действительно крайне отрицательно относились к курению, а вот выпить были совсем не дураки, при том, что пьянство считали пороком, а к запойным пьяницам относились с презрением.
Судя по романам, серьезным питием считалась только «хлебная слеза», «беленькая» - водка. Речь идет только о пшеничной водке. Водку виноградную, кизлярку, у Мельникова-Печерского пьют только отрицательные персонажи, видимо, ее распитие автор считал понтами.
Вино практически приравнивалось к безалкогольным напиткам. Один из персонажей, ожидая гостей, распоряжается подать «ренского вина ( т. е. рейнвейна) для непьющих баб».
Женский напитком была также и мадера. Даже строгие постницы могли пригубить рюмочку перед обедом. Мужчины, впрочем, мадерой тоже не брезговали – описано, как два купца за сугубо деловым обедом к паре бутылок водки прибавляют и бутылку мадеры.
Мадера, разумеется, была не привозная, а ярославского изготовление.
В каждом хорошем хозяйстве, мирском или скитском, ставились наливки – сливовые, вищневые, малиновые. Особенно этим отличалось Правобережье, где были лучшие условия для садоводства. Однако «царицей наливок» автор называет облепиховую. Поскольку облепиха тогда в Поволжье не культивировалась, ее возили из Сибири.
Потреблялся также и ром, «ямайский ром ярославского производства», язвит автор. Его обычно добавляли в чай, и пили даже в пост, по этой причине назвали «постным молоком» или «постными сливками», и употребляли в скитах.
Что в скитах отвергали категорически, так это шампанское и вообще игристые вина, как чужестранную выдумку. Зато в миру состоятельные ревнители древнего благочестия шампанское, которое игриво именовали «холодненьким», потребляли ящиками.
Самый вынос мозга – это «волжский квасок», прохладительный напиток из ледяного шампанского в смеси с абрикосовым, персиковым и ананасным соком. В романе его пьют купцы во время Нижегородской ярмарки, отправившись на увеселительную поездку по Волге с женами и дочерьми. То есть «квасок» считался вполне приемлемым напитком для невинных юных дев.
А вот пива персонажи Мельникова-Печерского не пьют вообще. Ибо старообрядцы считали хмель ( как и табак) «дьявольской травой».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments