goldenhead (goldenhead) wrote,
goldenhead
goldenhead

Categories:

Нижегородский романс

Некогда на Петропавловском кладбище, где нынче парк Кулибина ,справа от Всехсвятской церкви, стоял редкой красоты мраморный памятник, изображавший скорбящего ангела. И была у этого памятника история, приключившаяся в 1860-62 гг.
Жил тогда в Нижнем богатый домовладелец и купец по фамилии Соваж ( историк, у которого я этого вычитала, имени не называет). Был он обрусевшим французом – настолько обрусевшим, что, уже будучи человеком не первой молодости, считал своим долгом, как положено местному купчине, широко кутнуть на ежегодной ярмарке. Во время одного из таких загулов он познакомился с юной хористкой по имени Елизавета Румянцева, и влюбился по уши. «Хористками» и «арфистками» на Нижегородской ярмарке для приличия именовали дев веселья, но Румянцева, как пишут, едва вступила на эту стезю. И не только Соваж влюбился – Елизавета ответила ему взаимностью. Поэтому, когда ярмарка закрылась, Румянцева не уехала со своими товарками, а осталась в Нижнем. Соваж снял ей квартиру, некоторое время любовники были счастливы. Но потом Елизавета забеременела, и по какой-то причине решила ехать рожать к себе на родину – она была из Ярославской губернии. Итак, она уехала, но Соваж постоянно посылал к ней доверенных слуг справляться об ее здоровье. Увы, Елизавета умерла родами ( вероятно, умер и ребенок, далее о нем ничего не говорится). Соваж, совершенно обезумев от горя , мог думать только о похоронах возлюбленной. Все свои дела он оставил на друзей-собутыльников, среди которых был нижегородский полицмейстер Лаппа-Стороженецкий. Соваж перевез тело Елизаветы в Нижний, и похоронил ее, а затем принялся искать для нее самый красивый памятник, не считаясь с расходами. Такой памятник был заказан в Лондоне, и через Петербург, а позже каналами и по Волге был доставлен в Нижний. К тому времени в городе Соважа считали помешанным, и может быть, были правы. Жена его нашла более надежного спутника жизни, и забрав детей, ушла к нему. Тем временем приятели, которым он доверил дела, прибрали к рукам и бизнес, и имущество Соважа, причем полицмейстер, похоже, сыграл в этом основную роль. Соваж остался один и без гроша. Говорят, потом он перебрался в Петербург, «где кормился от щедрот развеселых девиц, с которыми на ярмарке просадил немало денег и жил в грязном углу из милости»(с).
После революции кладбище было уничтожено, на его месте был разбит парк. И от памятника Елизавете Румянцевой не осталось и следа.
Subscribe

  • отсмотрено

    "Цзян Цзыя. Возведение в ранг духов" Я хотела посмотреть этот фильм, когда его только анонсировали, и вот наконец, благодаря отличному переводу…

  • отсмотрено

    "Офелия" (США. 2018) Еще один кинофанфик, где сюжет "Гамлета" показан с точки зрения Офелии. Собственно, экранизация какого-то современного романа.…

  • еще одна танско-японская история

    Есть старинное японское стихотворение, оно считается самым ранний из датируемы произведений, которые включены в классическую антологию «Кокин…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments