goldenhead (goldenhead) wrote,
goldenhead
goldenhead

Category:

Вместо байки будет рассказик

(вообще-то это фанфик по сериалу "Стратег Камбэй", но изображенные эпизоды имели место в действительности)


Дзинбаори
Примечание: Дзинбаори ( дзимбаори) – букв. «накидка для военного лагеря», безрукавка, в изображаемую эпоху надевалась поверх доспехов. Украшалась фамильным гербом и по возможности богато отделывалась.

Князь опускается на колени перед регентом. Потомок Минамото – перед сыном крестьянина. Князь – единственный полководец, которого регент не смог победить, он добровольно явился принести присягу верности, и регент способен это оценить. И предлагает князю все, что он пожелает.
--У меня лишь одна просьба, -- говорит князь. Голос его негромок, но все, кто присутствует, затаили дыхание, и кажется, будто голос раскатывается по всему залу. – Пожалуйте мне дзинбаори с вашего плеча.
--Дзинбаори? – обезьянья мордочка регента сморщивается в комичную гримасу. – Но я одеваю его, когда иду в и битву. Как же мне теперь сражаться?
--Сей дар будет означать, -- спокойно отвечает князь, -- что отныне вам сражаться не придется. Я буду сражаться за вас.
--Да будет так!
И белое атласное дзинбаори опускается на плечи Токугавы Иэясу
Юноша, сидящий среди вассалов, восторженно смотрит на происходящее. Его род служит регенту, но никогда Хидэёши-сама не казался ему таким величественным, как правитель Микавы. И таким великодушным.

Когда он рассказывает об увиденном отцу, тот заливается смехом.
--Все было придумано заранее! – произносит он, отдышавшись.- Они наверняка поначалу встретились наедине и обговорили условия соглашения, а заодно сочинили эту сцену, чтоб впечатлить простаков. Бьюсь об заклад – замысел принадлежал нашему господину, а этот хитрый тануки Токугава ловко ему подыграл. Отличный ход. Я могу только одобрить его. Но нельзя же быть таким наивным, Нагамаса!
Юноша молчит, упрямо кусая губу.

Пятнадцать лет спустя прославленный генерал, ближний вассал и зять господина Токугавы, в скором будущем – сёгуна, войдет за частокол ограды во дворе замка. Там ждут казни пленённые мятежники. Среди них – давний враг генерала, не раз пытавшийся погубить его самого, и его родных. Не так давно генерал в разгаре битвы искал этого человека, чтоб лично снести ему голову. Теперь тот стоит на коленях, связанный в кокон, и дрожит. Не от страха – он не трус, а от холода. Сейчас поздняя осень , и белая одежда смертника не согреет под ледяным ветром.
--Какова бы ни была моя ненависть, -- говорит генерал, -- сейчас я отрекаюсь от неё и сочувствую тебе.
И черное дзинбаори, расшитое золотом по отворотам, падает на плечи Исиды Мицунари.
Он еще кричит вслед, что не нуждается в жалости, что горд всем, что совершил, но Курода Нагамаса уходит, не оглядываясь. Дни наивной восторженности остались далеко позади, теперь он видит людей насквозь, и как говорят, хитростью даже превзошел отца.
С отцом, который на Кюсю еще играет в свои стратегические игры, он и ведет мысленный разговор.
Эту сцену никто не придумал заранее, отец. А те зрители, что видели ее, завтра умрут. Были ли мы искренни? Не знаю. Но если мы играли, то играли для себя. Разве не в этом состоит жизнь?


Tags: рассказы
Subscribe

  • А сейчас, милые дети...

    ... традиционно пожелаем нашим коммунальщикам, бодро рапортующим, что в городе включено отопление, раскаленной кочерги анально.

  • Мотылёк и 200 мушкетов

    Икеда Сэн родилась предположительно в 1563 или 64 году и была вторым ребенком в семье Икеды Цунеоки, одного из ключевых вассалов Оды Нобунаги. Если…

  • "Не зная ни добра, ни зла"

    Всем здесь известно, что в Англии вплоть до эпохи реставрации женщинам играть на сцене было запрещено. И все же было одно исключение, когда в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments