goldenhead (goldenhead) wrote,
goldenhead
goldenhead

Итак, начнем...

ЗИМНЯЯ СТРАЖА
Это было странно – проснуться здесь после столь долгого отсутствия. В комнате, где они с сестрой жили в детстве. Точнее, сначала до ухода Табити в Красный дом, а потом --после возвращения оттуда. Так что по правде, тогда это была комната Ане. Но теперь сестра с мужем занимала бывшую спальню родителей, а эту уступили Табити.
Вчера, когда она ехала по заснеженным улицам, ей казалось, что время в городе остановилось . Все было как всегда об это время года – пушистые хлопья, падающие с неба, расчищенные в сугробах дорожки, дети, бегающие по этим дорожкам с еловыми и сосновыми ветками, лавки и базары, торгующие всем, что потребно в канун Полузимья, огромная пышная елка на главной площади. Она тихо выругала себя за то, что так неприлично расчувствовалась. Наверное, виной тому было то ,что она вернулась в канун праздника. Главного праздника в жизни Элата.
А сегодня от этого ощущения не осталось ничего. Только вот… странно проснуться здесь. Вчера они легли поздно – Ане обрушила на нее ворох рассказов о том, что случилось за минувшие годы, всплакнула, повествуя о смерти родителей и вновь развеселилась из-за того, что сестра вернулась. Ее мелкий крутился рядом, норовя встрять в разговор, а муж солидно помалкивал и разливал настойку по серебряным бокальчикам, которые Ане выставила на стол по торжественному случаю.
После этих посиделок и с устатку Табити и проснулась поздно – сквозь ставни вовсю пробивался солнечный свет. Она уж и не помнила, как давно не позволяла себе валяться в постели. Ладно, понежилась, и хватит.
Она едва успела натянуть штаны и рубаху, как в дверь просунулась лохматая мальчишеская голова.
--Тетя Таб, а тетя Таб…
--Мелкий, тебя не учили, что стучать надо?
--Ннну…
Табити одернула себя. Пацан еще просто не понимает, что надо стучать, он же у себя дома. Девять лет. Родился после ее отъезда, вчера увидел тетку в первый раз. И, сообразив, что суровая тетка не сердится, просочился в комнату.
Таффи – белобрысый, веснушчатый мальчик. Табити попыталась сообразить, похож ли он на своего отца, но лицо Бана упорно ускользало из памяти.
--А вы, стало быть, встали уже.
--Ну… Икелас рано сейчас встает. Ему в лавку идти, а мама ему поесть готовит…
Отчим Таффи был торговцем, и, как поняла Табити из вчерашних разговоров, торговец вполне преуспевающий – насколько можно преуспевать в городе, отдаленном от столиц и больших ярмарок. Впрочем, нечего грешить на город – Элат, похоже, сейчас процветал, или это из-за праздника так показалось.
--Она и тебе приготовила, там на плите стоит, чтоб не остыло. Тетя Таб, а можно меч потрогать?
Ну конечно. Естественно, ему хотелось не тетку к завтраку позвать, а к настоящему оружию прицепиться.
--И думать не моги. Знаешь, что положено делать, когда боевое оружие хватают без спросу? Руки отрубать.
--Так я ж со спросом… -- гляди-ка, не испугался. А ведь Табити сказала чистую правду. – И я только подержать… где я еще такой увижу. В Элате ж ни у кого мечей нет, топоры да пики…
--Отчего же? У Зимней стражи есть мечи.
Таффи фыркнул.
--Так у них же оружие не взаправдашнее, видимость одна.
Табити нахмурилась. С чего мелкий так решил?
--Ты мне лучше скажи – Полузимье на носу, почему елку в доме до сих пор не поставили?
--Икелас обещал, что купит… только ему все некогда, сейчас же у него самая торговля, перед праздником…
--Хорошо. Я сама схожу на базар.
--Да ничего, я уже большой, чтоб елку для меня ставили… так Икелас говорит.
--Он не прав. Это обычай Элата. Неважно, сколько лет хозяевам – в Полузимье в доме должна быть елка. Ну или пихта. Или сосна. Отчим твой – приезжий, обычаев не знает. А ты должен соблюдать. Скажи матери, я сейчас спущусь.
Ане была с утра занята тем, что чинила одежду мужу и сыну, и кухня оказалась в распоряжении Табити. Но спокойно позавтракать ей не удалось. Грохнула входная дверь, слышно было, как Таффи завопил: «дедушка пришел!» и вскоре на пороге воздвигся Ульвин. Табити встала из-за стола, отодвинула миску с пшенной кашей, поклонилась.
--Здравствую, дочка. Мы уж и не чаяли в живых тебя увидеть.
--И тебе здравствовать, почтеннейший. Завтракать будешь?
--Скоро уж обедать пора, -- проворчал старик. – А вот горячего бы я выпил. И покрепче чего.
Табити едва не ляпнула : «Не рано ли?», но удержалась. Она Ульвину не родственница, чтоб делать ему замечания.
--Сейчас. – Она поставила травяной взвар на плиту подогреваться, и полезла на полку за бутылью с настойкой, но не нашла ее. – Вот же ж демон, наверное, Икелас в буфете запер. Ничего, сейчас ножом дверцу подломаю…
--Не стоит. Хотя Икелас, конечно, сволочь – от хозяйки продукт запирать.
--Что ж, это их дом.
--Это твой дом.
В словах старика был резон. Именно Табити, как старшая дочь, должна была унаследовать дом. Но ее не было слишком долго, никто не знал, жива ли она, и потому после смерти родителей дом отошел к Ане. А когда та вторично вышла замуж, стал ее приданым.
Табити наполнила чашку, отрезала хлеба от краюхи, поставила это перед стариком. Даже если он не хочет есть, одним питьем не угощают, таков обычай.
--Не надо было тебе уезжать, - сказал он, шумно отхлебнув. –мало ли какие обиды… лучше бы Бан на тебе женился, да…
Все в городе считали, что Табити уехала из города, потому что Бан предпочел ей младшую сестру. Пускаться в объяснения, что все было как раз наоборот – это она не хотела замуж, хотела повидать мир, а Бан женился от обиды – было в лом. Все равно никто не поверит.
--Я так и не спросила вчера - отчего он умер? Вроде не болел ничем…
--Деревом его придавило. Подрядился летом в бору рубить – вот ему и сказалось.
--Как так? – Табити была озадачена. В Элате никогда не рубили хвойные деревья, кроме как к Полузимью – только тогда запрет снимался. Для построек и на дрова хватало деревьев других.
--А вот так. Это когда еще дорогу начали строить. Понаехали чужаки, обещали платить за сосны и ели вдвое. Ну мой-то дурачок и повелся. После этого никто из местных больше обычай не рушил, всем жить охота, да только мертвых не вернешь. И Ане, корова безмозглая, не отговорила его. Вот если б ты была…
--Что свершилось, то свершилось, -- разговор этот был Табити неприятен. –Ты сам сказал, почтеннейший -- мертвых не воротишь.
--Что ж, -- Ульвин допил взвар, поморщился – и верно, он бы явно предпочел, что покрепче. – За дом судиться будешь?
--А смысл? Я знаю закон. Человек, не подававший вестей о себе семь лет, считается мертвым. Меня не было десять лет. Затевать тяжбу – только время тратить. Да и нехорошо это – судиться с родными.
Возможно, Ульвин задал вопрос не по доброте душевной. Если все останется, как прежде, дом перейдет его внуку. Вот старик и решил проверить, не собирается ли она ограбить Таффи.
--Что же – приживалкой будешь?
--Может, в Красный дом пойду. Примут по старой памяти, может, там и наставница нужна.
Ульвин оставил чашку.
--Как хочешь. А только мой тебе совет –хорошо подумай, прежде , чем снова дом покидать. Сейчас в городе все крепко переменилось, и в Зимней страже тоже.
После этого пришла Ане, и бывший свекор принялся ее честить за то, что она распустила сына. Ане поджимала губы, и сердито гремела посудой. У Табити не было никакого желания участвовать в семейных разборках. Она вернулась в свою – пока еще свою -- комнату. Натянула сапоги, оделась в полушубок – старый, многократно штопаный, но теплый, и не стесняющий движений, препоясалась мечом, нахлобучила шапку из волчьего меха.
День сегодня, в отличие от вчерашнего, был ясный и морозный, сапоги скрипели по снегу, и немного пройдя по улице, Табити пришла к выводу, что для местной зимы эта обувка не очень годится. Надо купить себе другие, если она собирается задержаться в Элате. Или даже и вовсе остаться здесь.
Собственно, с этой мыслью она назад и ехала. Уезжала – зачем? Повидать мир. Вот и повидала. Учеба, работа по найму, странствия, совмещенные с работой по найму и учебой… на войну специально не совалась, но иногда вляпывалась… много чего было. Очень много для той, что родилась и выросла в маленьком городке на самой окраине обитаемого мира. Дальше Элата люди не селятся, дальше лишь леса, что были здесь от дней творения. И жителям Элата мало что о мире известно, они помнят лишь свои обычаи и крепко цепляются за них. Вернее, так было.
Высадившись с корабля, она узнала от одного знакомого купца, что до Элата проложили торную дорогу. Обрадовалась – можно будет доехать верхом, не боясь, что лошадь переломает ноги. И доехала – вместе с санным обозом. Торговцы торопились в Элат к Полузимью, чтоб сбыть товары к празднику. Раньше такого не было, подарков на стороне не закупали, обходились как-то сами.
Раньше никто бы не сказал, что оружие у Зимней стражи только для видимости. Прах побери, она и выжила-то в большом мире только потому, что служила в Зимней страже. Там на нее смотрели даже хуже, чем на несмысленную провинциалку – как на дикое существо, ввалившееся в цивилизацию из давно забытых времен. Собственно, профессор Симха разрешил ей остаться при университете не столько как вольнослушательнице,- женщин брали в вольнослушатели только за очень большие деньги, которых у Табити сроду не водилось, сколько как живому экспонату – для изучения мифов, легенд и обрядов северного пограничья. И попутно пытался просветить, насколько они там у себя отстали от жизни. «Зимняя стража – это пережиток темного языческого прошлого», -- сказал он. Табити не стала спорить, потому что считала это бессмысленным. Если б не навыки приобретенные в Зимней страже… ладно, не будем об этом.
Но почему Ульвин намекнул, чтоб она не совалась в Красный дом. И он ведь мужик прямой, что думает, то и говорит, что ж так, обиняками?
Сейчас узнаем.

Продолжение следует
Subscribe

  • Я ниумирла (с)

    Я была в Калининграде и окрестностях. Просто так, подруга уговорила съездить и посмотреть. Посмотрела, будет время, покажу.

  • отсмотрено

    "Цзян Цзыя. Возведение в ранг духов" Я хотела посмотреть этот фильм, когда его только анонсировали, и вот наконец, благодаря отличному переводу…

  • отсмотрено

    "Офелия" (США. 2018) Еще один кинофанфик, где сюжет "Гамлета" показан с точки зрения Офелии. Собственно, экранизация какого-то современного романа.…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments