goldenhead (goldenhead) wrote,
goldenhead
goldenhead

изврат следующий

РИМЕЙК-2

Штаб положительных героев. За столом сидят Драйден, Ван и Гадес. На столе – стопка исписанных листков.
Входит Режиссер.

Режиссер: А где остальные? Где Аллен? Где женский состав?
Драйден: Заняты. Аллен инспектирует портовый кабак. Хитоми репетирует суицидальный синдром, который ваш сценарист ей прописал. Миллерна в парикмахерской.
Режиссер: Что она делает в парикмахерской?
Драйден: Красится. В рыжий цвет.
Режиссер: А это что? ( с отвращением смотрит на бумаги)
Драйден: Заявления и пожелания личного состава. С учетом изменений сюжета.
Режиссер: Кто додумался?
Драйден (скромно): Я.
Режиссер: Сволочь! Казуист!
Драйден: Просто я разъяснил коллегам их права.
Режиссер ( садится за стол, придвигает к себе листки): Ладно, посмотрим, что там… Заявление от Джаджуки. Просьба перевести его из положительных героев в отрицательные.( читает) «Слащавый, слезливый образ… а я всегда видел себя мрачным и злобным…» А что, в этом что-то есть. Представляю себе – Фолкен и Диландау кидают на пальцах, кто из них кого убьет, а тут входит Джаджука и говорит : «Сюрприз»! (пишет) «Утверждаю». Так… что у нас дальше… от Нарии и Эрии… просьба перевести их из боевых пилотов в девочек из портового кабака?
Драйден: А чего вы хотели? Сценарист почти всю технику вычеркнул, летать им не на чем, девушки без работы… по правде говоря, они уже вокруг шеста подрабатывают… на общественных началах…
Режиссер: И Аллен, стало быть, инспектирует…Ладно. Утверждаю. Дальше. Это что за каракули?
Ван: Это мое.
Режиссер. Ничего не могу разобрать, ты ж пишешь как курица лапой.
Ван: Я больше к мечу привычный, чем к писанине, не то что некоторые…
Режиссер: Излагай устно.
Ван: Ну этта… ежели вся банда Диландау в живых осталась, мне надо еще кого-нибудь убить.
Режиссер: Логично. Я подумаю.
Ван (радостно): А можно я тогда Дилли убью?
Режиссер: Нет. (вздыхает) Диландау нельзя, у него рейтинг высокий. ( назидательно). Выше, чем у тебя, хоть ты и главный герой. Учись! Так…что еще …Миллерна… «Для современной мыслящей женщины невыносим имидж блондинки в розовой кофточке…» Хорошо. Рыжий цвет утвердить, и выдать ей доспехи. Дальше… Гадес, и ты кляузы стал писать? Жалоба на то, что у тебя одного из основных героев нет никакой личной жизни?
Сержант, ты откуда слова такие знаешь? И кто тебе вообще сказал, что ты основной персонаж?
Гадес (мрачно) : А вы на рейтинги посмотрите.
Режиссер: Ладно. Женим тебя на Миллерне.
Гадес ( от потрясения начинает заикаться): Пппппочему на Миллерне? Я, вообще-то, Селену имел в виду…
Режиссер ( ехидно) А Селены нет в этом варианте сюжета, тебя не поставили в известность? Или тебя и Диландау устроит?
Гадес: Только не слэш! Лучше уж Миллерна! ( убегает в ужасе)
Режиссер: Дальше… генерал Адельф Зейн. «А почему бы, собственно, и не слэш?» ( осекается, дальше читает про себя, багровея с каждым мгновением) Так… Ван, вот его ты и убьешь. На ( смотрит на часы) четвертой минуте фильма. Чтоб мерзавец не успел осуществить свои сексуальные фантазии.
Ван: Есть. Я пошел готовиться ( убегает с радостью)
Режиссер: А у тебя какие там пожелание, жалобы?
Драйден: А никаких.
Режиссер ( с подозрением): Тебя, между прочим, переписали из миллионера и премьер-министра на трактирщика-партизана.
Драйден: «Тому, кто пал на низшую ступень, открыт подъем, и некуда уж падать. Опасности таятся на верхах, а у подножья место есть надежде» Шекспир, чтоб вы знали. Отнюдь не Драйден.
Режиссер: В каком смысле – не Драйден?
Драйден: Поэт такой английский. Классик. Вас сценарист не поставил в известность?
Режиссер: И никаких скандалов из-за того, что Миллерну выдали не за тебя?
Драйден: Ну, мужем я был в прошлом варианте. В этом можно и любовником.

Выходит спокойно. Режиссер остается, погруженный в глубокую задумчивость.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments